Доклад о. Виталия Сапеги OP, «Проблемы врачебной этики в контексте «Хартии» Католической Церкви для работников Здравоохранения»

Доклад о. Виталия Сапеги OP, подготовленный для XIII Международной медицинской конференции «Проблемы врачебной этики в современном мире»                                                                                                                                                                                                                       

Проблемы врачебной этики в контексте «Хартии» Католической Церкви для работников Здравоохранения

Дорогие, Участники конференции, в 1995 году по инициативе Папского Совета, касающегося попечительства Службы Здоровья, была издана так называемая «Хартия» для работников Здравоохранения, которая достаточно ясно выразила многие морально-этические аспекты, касающиеся человеческой жизни и её защиты. А в феврале 2017 года была издана новая «Хартия». Издание само в себе критическое и дополненное. Поэтому в данном докладе, пользуясь обоими документами, буду стараться, на сколько позволяют временные рамки, представить позицию и учение Католической Церкви, касающейся человеческой жизни и её защиты. Считаю, что на самом деле, издание обоих «Хартий» можно расценить, как важный знак не только в жизни Католической Церкви, но также как морально-этический ориентир в жизни всего мирового сообщества. Известно, что Католическая Церковь, как впрочем и каждая Церковь, несёт моральную ответственность, и не может быть равнодушной, когда дело касается человека, созданного, как читаем в Библии «по образу и подобию Божьему» (Быт 1, 27), его жизни и его спасения.

Важно заметить, что данные  документы имеют разнородный дисциплинарный  характер, а это значит, что над ним работали специалисты из разных гуманитарных областей.   Однако, читая данные документы можно заметить, что всё-таки прерогативу имеют богословие, философия и биоэтика. Известно, биоэтика, как наука появилась совсем недавно, как ответ на необычайно быстрое развитие знаний и распространение современных технологий. Так называемый процесс технологизации успешно внедряется и в системе здравоохранения. Поэтому важно рассмотреть, что на самом мере является допустимым в рамках католического учения, а что ведёт к дегуманизации или непосредственно к смерти человека.

Если рассмотреть исторический контекст, то можно заметить, что уже со времён папы Римского Пия XII (XX век) Учительский Орган Католической Церкви с завидным постоянством проявлял всё большее внимание к морально-этическими указаниям, касающихся всё более сложных проблем возникающих между медициной и моральной этикой. Важно здесь вспомнить, изданные в Католической Церкви во II половине XX века следующие документы: адгортации — „Familiaris consortio” (22 XI 1981), „Christifideles laici” (30 XII 1988), энциклики -„Veritatis splendor” (6 VIII 1993), „Evangelium vitae” (25 III 1995), апостольские письма — „Salvifici doloris” (11 II 1984), „Dolentium hominum” (11 II 1985), также декларации Учительской Конгрегации — „Questio de abortu” (18 VI 1974), „Iura et bona” (5 V 1980), „Donum vitae” (22 II 1987). Прослеживая эти документы, а как апогей «Хартии», можно сделать вывод, что ни одна из биоэтических проблем не может быть нейтральной, на что нам в принципе ясно не только христианская моральность, но и  гиппократовская этика. Прежде всего в «Хартиях» проводится размышление антрополого-этического характера.  Поэтому данные документы Католической Церкви можно смело назвать учением католической медицинской этики. Церковь, Главою, пользуясь здесь мистическо-богословским термином, которой является Иисус Христос, является сама в себе непорочной, а поэтому и имеет, в полном значении этого слова,  моральный авторитетом. Можно понять почему в данном случае не может, да и не хочет, Церковь, Невеста Христа, молчать, когда дело касается человека. Церковь сражается за его красивую и достойную жизнь, а в более дальней перспективе и за его спасение. Поэтому в некотором смысле эти документы стоит принять к сведению всем работникам такой важной человеческой отрасли, как медицинская.

Невозможно, конечно, в данном докладе рассмотреть все этически-моральные медицинские проблемы, которые освящаются в данных документах (искренне надеюсь, что эти документы будут переведены на доступные в данном регионе языки и изданы). Здесь постараюсь исключительно обратить внимание на ключевые моменты, касающиеся самого человека и отношения к нему. «Хартия» с 1995 года делится на три основных блока: «Рождение», «Жизнь» и «Смерть». В свою очередь «Хартия» с 2017 года в основном  эти блоки повторяет, дополняя по наиболее важным вновь появившимся аспектам.

 

СЛУГИ ЖИЗНИ

          Работники Здравоохранения в „Хартиях» называются слугами жизни, а их деятельность имеет непреходящую ценность – защита жизни. Конечно, в некотором смысле здесь  раскрывается глубокий экзистанциально-метафизический смысл призвания медработника, цель которого является служение ближнему, а значит и служение самому Господу. В «Хартии» с 1995 года к защитникам жизни относятся все работники Здравоохранения, как врачи, фармацевты, медсёстры, капелланные  священники, монахи и монахини, представители волюнтариата. Каждый из них по-своему участвует  в деле профилактики, лечения и помощи возвращения человека к здоровому образу жизни. Стоит заметить, что «Хартия» с 2017 году, называет слугами жизни также представителей администрации системы Здравоохранения, законодателей, биологов, работников публичных и частных секторов. Все они, согласно данного документа, в разной степени несут ответственность за человеческую жизнь.

В «Хартии предлагается рассматривать профессию медработника, как призвание и миссию длинною в жизнь. Кроме того, даются критерии такой службы. Главным критерием, кроме оказания профессиональной медицинской помощи, является деликатная забота и присутствие возле больного. Встреча, как отмечает «Хартия», между больным и медперсоналом должна быть встречей доверия и любви. Каждый больной, как читаем мы в «Хариии», должен быть рассматриваем не как очередной клинический случай, анонимный индивид, а как неповторимый человек, как личность. Необходимо брать во внимание всю его антропологическаю сущность: единство души и тела.  Желательно, чтобы кроме профессиональной компетенции, работники Здравоохранения  стремились быть открытыми, были готовыми служить, оказывали внимание, понимание, вежливость, проявляли терпеливость.

Можно заметить, что кроме профессиональной подготовки появляется здесь ещё и морально-этический аспект. В категории богословско-библейской больной должен стать для работника системы Здравоохранения «ближним». Врач в некоторой степени имитирует милосердного самаритянина из одноименной библейской притчи (Лк 10, 29-37). Во-первых, своим участием к страждущему, когда не проходит мимо возле человеческой беды, действенно сочувствуя и сострадая. Во-вторых, облегчает, по мере своей компетенции и профессиональных навыков человеческую боль и терпение, заботится о нём, а даже, если это необходимо и возможно, организует для него постоянную дальнейшую заботу во время своего отсутствия до времени, пока пациент не поправит своего здоровья.

Стоит заметить, что человек занимающийся медицинской помощью должен соответствовать некоторым критериям зрелости.  Во-первых, стараться оказывать помощь  ближнему, несмотря на свои жизненные проблемы, а также физические и психологические недомогания. Во-вторых, иметь справедливое, универсальное отношение к каждому больному, несмотря на его расовую принадлежность, социальное положение или степень симпатии и антипатии. Одним словом должен стараться заботиться о человеке только потому, что он человек. Как говорил великий русский писатель Максим Горький: Человек – это звучит гордо. Следующим критерием является участие врача в жизни больного, которому он посвящает своё время ещё до начала проведения терапии. И последний критерий — служение, даже сверх обязательное, когда медработник за своё участие и работу не обязательно должен материально вознагражден.

В категориях же веры служба больному и страждущему человеку основывается прежде всего на любви к Создателю и одновременно является христианским свидетельством. Важно отметить, что к пациенту, как к личности, и к его терпению стоит относится интегрально: призвание человека, как свидетельствуют разные религии мира, выходят за границы нашего видимого мира. Поэтому именно терпение и страдание в ракурсе богословского мировоззрения приобретают глубокий метафизический смысл.

 

 Защита жизни от её начала до её конца

Важно отметить, что в «Хартии» с 1995 года можно прочитать, что самое основное право, которое имеет человек — это право на жизнь. Главное к чему призывает Католическая Церковь – это то, что человеческая жизнь является самой важной и абсолютной ценностью, от её начала, т.е. зачатия и её конца, т.е. естественной смерти.

         В двадцати трёх пунктах «Хартии» отмечены аспекты, касающиеся начала человеческой жизни. В трех пунктах поднимаются проблемы, связанные с генетической манипуляцией, регулированием плодовитости, искусственным оплодотворением. В свою очередь в «Хартии» с 2017 года даётся моральная оценка таким явлениям, как генная инженерия, искусственное оплодотворение  (гетерологическое и гомологическое), клонирование человека (репродуктивное и терапевтическое), криоконсервация, предимплатационный диагноз, а также применение ранеабортивных средств.

Поэтому пренатальная диагностика, читаем мы в «Хартии», должна умещаться в терапевтическом ключе, а не вести к провозглашению и к приведению в действие «смертного приговора».

Важно также, что в основу Учения Католической Церкви легла наука о достоинстве человеческой личности, о ценности и целостности супружеских отношений. Оставаясь на позициях католической Церкви в «Хартии» припоминается основополагающая истина: жизнь человека дарована ему Господом Богом, его Создателем.  И что в этом даре Сам Господь отдаёт себя человеку. Поэтому жизнь сама в себе имеет сакральную структуру, а святость жизни должна становится для каждого работника Здравоохранения приоритетом.

Это в свою очередь накладывает на каждого человека, а особенно на работников Здравоохранения, а также отчасти, на тех, кто в этой сфере человеческой службы посредственным или непосредственным способом образом задействован, обязанность уважения и защиты жизни от момента её появления, то есть от зачатия. Отсюда можно констатировать, что единственной целью медицинского вмешательства должен быть только и исключительно терапевтический подход. В случае же продолжения потомства врачебная помощь никогда не должна заменять само супружеское соитие. Отсюда вывод: врач ни коим образом не должен замещать родительских функций, выступая тем самым в роли Создателя и Творца.

Кроме этого в «Хартии» говорится про защиту, здоровье и лечении человека. Припоминается в очередной раз, что к жизни нельзя относиться, как к сбору тканей, органов и многочисленных биологических и биохимических реакций.  Тело человеческое в свою очередь тоже выражает и объявляет человека как личность и не может оцениваться на том самом уровне, как тело животных. Поэтому на работнике Здравоохранения лежит обязанность не считать себя распорядителем жизни. Такого права не имеет ни он сам, а также такого права не может ему признать ни его пациент или кто либо другой. Работник Здравоохранения призван исключительно к защите жизни и обязан в это действие включаться активно и действенно.

Несколько разделов в «Хартии» посвящены человеческому страданию. Конечно же, страдание человека часто имеет связь с его болевыми ощущениями, но не всегда так есть. Важно помнить, что человек, как ранее говорилось, состоит из тела и души и, что всё в нём взаимосвязано. В свою очередь для христианина страдание должно рассматриваться в контексте искупительной муки Господа нашего Иисуса Христа. Что позволяет христианину переживать своё терпение в трояком измерении: осознания, принятия и жертвенности. Также в «Хартии» выявляются различные идеологии, которые стремятся к игнорированию терпения и самого больного через избавление самого страждущего.

Также, как подчёркивается в данных документах, служба здравоохранения призвана заботиться о жизни больного вплоть до его естественной смерти. Важно помнить, что жизнь человека находится в руках его Создателя. Только Творец является распорядителем жизни и решает о её земном завершении. Поэтому отсюда следует вывод, что работник Здравоохранения обязан быть внимательным к жизни каждого пациента, будучи только слугою жизни, а ни тем орудием, которое решает о времени и способе окончания земной жизни человека. «Служители жизни», медработники особенно должны это осознавать в случае прерывания беременности (убийства плода) и эвтаназии (прерывание жизни страждущего человека). Такие действия в «Хартии» определяются исключительно, как негативные и недопустимые, даже, если право какого-нибудь государства это и допускает. Поэтому далее чёрным по белому написано, что для такого законодательства, разрешающего аборт или эвтаназию, работник Здравоохранения должен выразить свой решительный гражданский протест.

Невозможно в данном докладе, как уже было сказано раннее, раскрыть все морально-этические аспекты, изложенные в данных документах.  Единственное, что стоит отметить, что желательно, чтобы данные документы стали предметом пристального внимания для всех приведенных в начале доклада слуг человеческой жизни. На мой взгляд, ознакомление с данными документами даёт возможность более глубоко осознать своё призвание, приблизить ещё более правду о человеке и его предназначении, а также в полной мере осознать ответственность, которую несёт работник, стоящий на страже здоровья и жизни людей.

Стоит также отметить, что в «Хартиях» отсутствует морализаторско-менторский дух. А её нормативные заключения исходят из глубокого аксиологического анализа достаточно сложной современной биотехнологической действительности.

К тому же в документах прослеживается не только морально-этический аспект, но выражается глубокое уважение со стороны Католической Церкви к человеческой жизни, а также к тем людям, которые посвятили свою жизнь лечению и защите человека.